«Судьба моя – дарить искусство!»

Поездки бывают разные – деловые, дружеские, познавательные. Кто едет к старым друзьям, кто — на крупное спортивное или культурное событие, а кто – открыть для себя неведомое, порой непостижимое. Родная редакция доверила мне миссию в Санкт-Петербург, чтобы сцементировать все эти составляющие в одну триаду, и я рискнул.

Неожиданная информационная находка  двухгодичной давности открыла мне и горожанам имя великолепной актрисы, связанной незримой нитью с Краснотурьинском. Затем открытием стала встреча с Софией Петровной Бабенковой, которая в 1950 году провела два дня с уже известной всей стране актрисой в нашем городе. Но этого было мало. Скрепы «малого Ленинграда» и Санкт-Петербурга на духовной и культурной основе требовали окончательного воплощения.

И вот скорый поезд мчит меня в Северную Пальмиру, где электропоезд метро доставляет на станцию «Горьковская». Мимо бронзовых композиций «Петербурга в миниатюре», что в Александровском саду, спешу к Дому-фестивалю «Балтийский дом». Именно там более полувека творит свою магию народная артистка России Татьяна Львовна Пилецкая. У меня в кармане заветный билет, открывающий двери на спектакль по пьесе Алехандро Касоны «Деревья умирают стоя». В нем седьмой сезон наша героиня играет роль бабушки Эухении. Она это делала и в 90 лет, и сегодня – на 92-м году своего пребывания на земле.

Монументальное здание в стиле сталинской архитектуры поневоле вынуждает замедлить шаг – громадный гранитный прямоугольник безмолвно поглощает театралов в свое чрево. В фойе тоже тихо – все в предвкушении. В самом зале полный аншлаг. Наконец, действо начинается…

Полумрак сцены погружает зрителей в таинство, где разворачивается удивительная цепь событий. Начало, похожее на детектив, захватывает всецело. И вот на сцену с винтовой лестницы царственно спускается Бабушка. Все окружающее меркнет, и зал взрывается аплодисментами. Ловлю себя на мысли, что в кинотеатре такое невозможно.

А дальше вокруг главной героини закручивается спираль людских уловок, жалких потуг провести хозяйку дома вокруг пальца, избавив от истины. Но все тщетно. И зритель понимает, что всезнающая и всевидящая Эухения просто разрешает присутствующему окружению вести свою игру. Ее не проведешь.

Великолепны диалоги, в которых Татьяна Львовна неизменно оставляет преимущество за собой, поскольку всегда выдерживается незаметная классическая пауза.

— Мужчины пусть строят дома, а женщины их наполняют!

Или вот такое безапелляционное знание жизни:

— Если супруги не спят вместе – это безнравственно!

И благородство с высоты прожитых лет:

— В моем возрасте счастье – смотреть на счастье других.

А приготовленный ею пресловутый ореховый торт, не отведать которого почти что моветон. Как она мягко и настойчиво его предлагает:

— Открой ротик, а-а-а.

И вроде отвлекающий, но милый сердцу атрибут – палисандровая ветка у окна, как чеховский вишневый сад в миниатюре, пронизывающая многие сцены.

Более молодым партнерам уготовано исполнение бессмертной Besame mucho, а вот Бабушка пускается в искрометный вихрь аргентинского танго «Кумпарсита» — на каблучках и в длинном платье с воротником Медичи!!! Публика неистово рукоплещет.

Наконец, на исходе всех радостных и горьких перипетий апофеозом звучит ее возвышенная и отрезвляющая фраза:

— Нет, Маурисио, она столько не стоит!

Речь идет о жизни.

Так Татьяна Львовна проживает еще одну, целую жизнь, не втуне, а на глазах строгих ценителей. Войдя в их души и сердца. Словно по мановению волшебной палочки публика срывается с мест и устраивает бенефициантке бурную пятиминутную овацию. Занавес опускается.

Для меня же чудо продолжалось. Благодаря предварительной договоренности, прима питерской и российской сцены уделяет мне время для интервью, и мы беседуем tetе a tetе.

— Поразительно! Как вы выдерживаете такую нагрузку?

— Это моя жизнь, мой ритм. Я занята в пяти спектаклях в течение месяца. Кроме того, начали репетировать новую вещь, которая выйдет к новому году – пьесу Надежды Птушкиной «Пока ждет счастье» (это мое рабочее названии, хотя в подлиннике звучит слишком грустно).

Помимо театра сыграла в 4-серийном фильме режиссера Сорокина «Скоро будет счастье». Чуть ранее снималась в Москве в фильме Ренаты Литвиновой «Северный ветер» (картина находится в производстве).

В начале сентября «сбегала» в Анапу на два дня (смеется и поясняет: конечно же, ездила на поезде) на XXVIII всероссийский кинофестиваль «Киношок», где наградили Специальным призом «Госпожа удача» за мужество и достоинство в профессии имени Павла Луспекаева. И успела два раза поплескаться в море.

— Как вода?

— Чудная. На пляже объявили: здесь присутствует народная артистка России… Было даже неловко.

— Вы все свои фильмы помните?

— Да. Перед нашей встречей специально подсчитала – 50 кинокартин. Жаль, что телевидение ничего не показывает, кроме «Разных судеб» и «Дела № 306». Почему бы не вспомнить «Прощание с Петербургом»? Какие актеры! Какая музыка! От «Русской антрепризы» им. А.Миронова мы с Иваном Ивановичем Краско ездили со спектаклем «Заноза» по Франсуазе Саган в Вену. Как я мечтала увидеть Штрауса! Отыскала памятник ему и с преклонением прикоснулась.

С Иваном Ивановичем мы ездили на гастроли в Китай, посетили в Харбине ресторанчик, где пел сам Александр Вертинский. Он мой ангел-хранитель, давший путевку в кино.

— Как вам удается сохранять форму?

— Благодаря мужу – Борису Агешину (классик российской пантомимы). Он провожал, встречал со спектаклей, ездил со мной в поездки, оберегал, как мог. Очень жаль, что в прошлом году он скончался…

— А в минуты отдыха, Татьяна Львовна – диван или гимнастика?

— Ни то и ни другое. У меня в Псковской области (за 270 км) старый домик с яблоневым садом, вот там и восстанавливаюсь, когда собираю урожай.

— В театре у вас еще больше сыгранных ролей.

— Да, более 60. Я счастлива, что в работе. Уже 55 лет служу в этом театре. Мой первый режиссер Павел Хомский научил меня ходить по сцене. Он поставил у нас «Сирано де Бержерака» Э.Ростана, и с тех пор я сыграла Роксану более 600 раз. Сколько лет прошло, а я помню все ее монологи.

— Изменился ли театр с советской эпохи?

— Конечно. Репертуар стал другим. Ушли актеры старой школы. Но я с удовольствием работаю с молодежью. И театр относится ко мне с повышенным вниманием и любовью.

— Я это заметил.

— Ну, и гастроли изменились. Если раньше мы выезжали на два месяца, то нынче на 4-5 дней.

— Ваш любимый поэт?

— Лермонтов, Пушкин. Вы знаете, в последнее время стала писать стихи сама, их больше сотни, хочу опубликовать. Это будет шестая моя книга. Хотите услышать?

— Конечно!

— Как я люблю мой чудный город,

Что был основан при Петре,

Он красотою гордый полон

Мой дивный город на Неве!

— А любимое в нем место, Татьяна Львовна?

— Весь город.

Вот такие встречи дарит жизнь, когда стремишься к задуманному.

Александр НИКИШОВ.

Только факты

Актриса включена в список 50 самых красивых женщин СССР.

Роль Роксаны в спектакле режиссера Хомского «Сирано де Бержерак» она сыграла 604 раза.

Ее партнерами были: Т. Конюхова, В. Марецкая, К. Скоробогатов, Н. Черкасов, Б. Фрейндлих, В. Честноков, О. Жизнева, М. Бернес, Г. Юматов, П. Луспекаев, Л. Свердлин, В. Санаев, семеро из них – народные артисты СССР.

 

Показать еще

Возможно интересно

Close

Обнаружен Adblock

Please consider supporting us by disabling your ad blocker